Заходя на наш сайт, вы автоматически оставляете администратору свои пользовательские данные в целях функционирования сайта и проведения статистических исследований. Продолжая работу с сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку пользовательских данных.

Светлана Руснак

Назад

Светлана Руснак

заместитель директора по развитию Приморской государственной картинной галереи

15 лет назад, будучи старшим научным сотрудником Приморского государственного музея им. В.К. Арсеньева, Светлана одержала победу в первом грантовом конкурсе «Меняющийся музей в меняющемся мире» с международным культурно-образовательным проектом «Музейный трамвай ”Хакодатэ – Владивосток”». По Светланской – главной улице исторического центра Владивостока был пущен экскурсионный трамвайчик. Этот проект горожане и музейщики вспоминают до сих пор. Сейчас Светлана Сергеевна работает заместителем директора по развитию Приморской государственной картинной галереи. В 2019 году она стала победителем конкурса на обучение по программе повышения квалификации «Стратегия создания и развития фондов целевого капитала». Уже после первого образовательного модуля в Московской школе управления СКОЛКОВО она убеждена: создать первый на Дальнем Востоке музейный эндаумент – вполне по силам.

Светлана, расскажите, пожалуйста, как вы пришли в музейную сферу, и как состоялось ваше первое знакомство с Фондом Потанина?

Я пришла в музей после аспирантуры в 1994 году. Это было непростое время, задерживали выплаты зарплат, но музейщики увлеченно работали. Тогда только начиналась грантовая деятельность – мы учились писать заявки на гранты Фонда Сороса. А потом появился отечественный Благотворительный фонд Владимира Потанина, о котором мы еще ничего толком не знали. В то время Музей имени В.К. Арсеньева развивал межмузейные международные связи, мы подписали договор о сотрудничестве с главным музеем японского города-побратима Хакодатэ. И в Хакодатэ я обратила внимание на то, как много общих страниц в истории наших городов: сходство в ландшафте, наличие морской крепости, интересная история российско-японских связей: например, символ Хакодатэ – храм Воскресения Христова, где начинал свою деятельность Николай Японский. В ночи по историческому центру Хакодатэ ходил иллюминированный ретро-трамвайчик. Вот тогда и пришла идея создать во Владивостоке экскурсионный трамвай, который в символическом пространстве будет связывать города-побратимы. Заявку на конкурс «Меняющийся музей в меняющемся мире» (а это был 2003-2004 год) я писала с увлечением, с трепетом ждала результатов. Когда проект прошел в полуфинал – это была незабываемая радость. Дальше – проектный семинар и встреча с удивительными людьми, экспертами, которые до этого были знакомы по статьям о музейном деле – Алексеем Валентиновичем Лебедевым, Владимиром Юрьевичем Дукельским… Атмосфера на семинаре царила необыкновенная – участники встречались как конкуренты, а потом увлеченно достраивали проекты друг друга. Возвращение домой, доработка заявки, второй этап конкурса и – наш проект выиграл в номинации «Музей и новые образовательные программы». Это счастье – пройти путь от замысла до воплощения.

Что удалось сделать на средства гранта? Что дал этот проект жителям Владивостока?

На средства гранта в рамках культурного сотрудничества с Трамвайно-троллейбусным управлением Владивостока мы создали в городском трамвае экспозицию с фотографиями старого Владивостока, Хакодатэ, материалами об истории двух городов, развитии побратимских связей. В трамвае демонстрировался познавательный фильм, а экскурсовод рассказывала о том, что связывает Приморье с Японией. Экскурсии в уютном трамвайчике прекрасно дополняли школьную программу по истории, но также были интересны и взрослым, ведь на них можно было узнать о первых автомобилях на улицах нашего города, о дальневосточном предпринимательстве, о музыке, которую слушали наши прабабушки и прадедушки и о многом другом. Всех, кто вошел в команду проекта – от музейщиков до студентов-культурологов – объединяла любовь к Владивостоку и к нашему трамвайчику. Помимо выставки, экскурсий, там проходили дни рождения, а однажды пришли молодожены. Вышел специальный телерепортаж в Японии, помнится удивление коллег-музейщиков из Хакодатэ. И сегодня этот трамвай можно встретить на одном из локальных маршрутов Владивостока.

Сейчас, вспоминая то время, отчетливо понимаешь, какую колоссальную работу делает Фонд Потанина. Сколько музейщиков было «поставлено на крыло». Сколько музеев обрели свое лицо благодаря ярким проектам. Я помню, как на одной из встреч Николай Никишин формулировал, что такое меняющийся мир. Что мир будет меняться всегда, а музею, чтобы быть в этом мире адекватным, нужно быть готовым к высокой динамике внутренних изменений. В то время это звучало очень свежо, выводило на новый уровень понимания профессиональных задач. Развиваться – значит постоянно учиться, осваивать новые технологии, обсуждать новые горизонты целей, задач, делать проектность своим постоянным инструментом. История конкурса очень достойная – мы видим, как растут люди, капитализируются организации, развивается межмузейное сотрудничество.

В результате мощной культурной политики Фонда Потанина в России выросло несколько поколений музейщиков. И эта работа привела к появлению потрясающей музейной среды, в которой интересно представлены и большие, и малые музеи. Ценно, что с годами в Фонде не происходит утраты стратегии, миссии. Появляются новые программы, приходят новые люди, но ценности и традиции остаются. И нет сомнений, что новое будет сделано качественно и в интересах сообщества в целом. И это не просто про развитие территорий, российского музейного сообщества. Через музеи гармонизируются связи с большим миром. В общении с коллегами из Кореи, Японии мы часто видим, как важна способность музеев работать с социальными проблемами, для отечественных музеев такой подход стал частью сферы профессиональной ответственности. А укоренился этот подход во многом благодаря Фонду Потанина.

В 2019 году вы подали заявку на обучение по программе по целевым капиталам. Как вы пришли к идее, что вашему музею нужен эндаумент? Что подтолкнуло вас думать в этом направлении?

Меня пригласили на семинар в Омский областной музей изобразительных искусств им. М.А. Врубеля, в котором благодаря Фонду Потанина создан Центр знаний по целевым капиталам. Два сотрудника музея – Алексей Матвеев и Георгий Романенко прошли обучение по программе Фонда по целевым капиталам, и собственно, Музей имени Врубеля – первый региональный музей, в котором ФЦК создан. Общение с экспертами – Аллой Самолетовой из Европейского университета в Санкт-Петербурге, Светланой Бурьяновой, которой удалось создать Фонд целевого капитала в Российском академическом молодежном театре, опыт Омского музея – все показывало, что это перспективное направление, которое задает совершенно новые рамки развития музея. Когда я приехала на семинар, меня в аэропорту встретил Георгий Романенко, и по пути в гостиницу мы стали обсуждать тему эндаументов. Я вдруг поймала себя на мысли – что вот передо мной новый тип музейщика, который размышляет об управляющих компаниях, инвестициях и фондовых рынках. По сравнению с концом 1990-х и началом 2000-х это – космос. Насыщенная программа семинара убеждала, что новая реальность очень соответствует тем задачам, которые стоят и перед нашим музеем. Накануне мы разработали программу лояльности «Клуб друзей картинной галереи». Для нас это новая форма в работе с сообществом. Приобретая клубные карты, друзья галереи напрямую способствуют пополнению музейного собрания. Эта программа обогатила общение и с деловыми кругами. Проект по созданию Фонда целевого капитала был логичным продолжением уже начатой нами работы. Директор поддержала новое начинание. Я стала работать над заявкой на обучение по программе «Стратегия создания и развития фондов целевого капитала», и когда увидела свое имя в списке победителей, было счастье не только для меня! Поздравления и дружеские пожелания от коллег были очень важны, потому что дальнейшая работа по созданию эндаумента затронет весь коллектив.

Оправдались ли ваши ожидания по учебе после первого модуля в СКОЛКОВО, который прошел осенью 2019 года?

Нам обещали изменение сознания – и оно случилось. У меня изменилось восприятие музея. Подход к размышлению о настоящем из будущего – он очень меняет отношение к тому, что происходит здесь и сейчас. Когда вы учитесь думать более глобально, «пазлы» начинают складываться. Вы перестаете мыслить шагом одной выставки, одного проекта, вы по-другому рассматриваете партнерство. Выставки продолжают существовать, но осмысление и вся коммуникация становятся на уровень выше и больше соответствуют горизонтам, в котором работают наши крупные партнеры. У меня внутреннее ощущение, что мы становимся более адекватными среде, более соразмерными.

Одно сожаление, что рядом в проектной работе не было директора нашей галереи. Было бы так важно пройти эту работу вместе. Мы могли бы сразу проложить вектор нашего развития, и некоторые вещи пошли бы быстрее. А сейчас мне нужно очень точно выстроить работу в коллективе. Потребуется форсайт-сессия, в ходе которой я поделюсь знаниями и подходами, усвоенными на модуле. Нужно, чтобы мы вместе пришли к пониманию того проекта или ряда проектов для развития коллектива, для выстраивания нового взаимодействия с сообществом.

По внутренним ощущениям после учебы я себя чувствую сильнее. У меня есть уверенность, что мы на правильном пути, что мы не переоцениваем себя и видим возможности развития среды. Для себя я сделала важный шаг в осознании того, что нужно уходить от конкурентной модели существования музеев. Сейчас во Владивостоке сложилась сложная ситуация, когда в процессе «доработки» проекта Комплексного музейного центра статус нашей галереи вдруг изменился от равноправного музея-участника – наряду с Эрмитажем, Русским музеем, Третьяковской галереей, до «одного из местных музеев», который может быть задействован в выставочных проектах. А это переход от модели партнерства к конкуренции, причем для нас на заведомо худших условиях. В этой ситуации нам очень важно усилить свои позиции и в профессиональном, и в деловом сообществе, показать, что галерея представляет интересы региональной художественной среды. И важно, чтобы на лучшей выставочной площадке было представлено приморское искусство и искусство дальневосточных художников. И от нашего профессионализма, от зрелости музейного сообщества, готовности «больших» музеев услышать и понять «региональный» музей, учесть его интересы – зависит гармоничность музейного ландшафта в будущем. С точки зрения музейной этики от нас требуется корпоративный подход. Я думаю, нам всем надо перерасти конкуренцию и отталкиваться в своей работе в первую очередь от интересов жителей. Тогда у нас все получится.

Как вы думаете, что будет с вашей организацией через два года, когда вы закончите обучение на программе по целевым капиталам?

Я буду делать все от меня зависящее для того, чтобы к этому времени у нас была команда единомышленников, мы собрали средства, необходимые для регистрации фонда целевого капитала. Чтобы был сформирован попечительский совет, заключен договор с управляющей компанией. И чтобы первый музейный фонд целевого капитала на российском Дальнем Востоке расправил паруса и отправился в путь!