Марина Денисова

Назад

Марина Денисова

руководитель Лаборатории научной реставрации тканей Государственного Эрмитажа

Марина Денисова работает в Эрмитаже более 30 лет, из которых 15 – руководит Лабораторией научной реставрации тканей. Художник по тканям и реставратор неоднократно становилась победителем конкурса Фонда Потанина по Программе поддержки проектов развития Государственного Эрмитажа. В 2019 году Марину Владимировну также поощрили грантом Фонда за вклад в развитие Эрмитажа – она завершила большую работу по реставрации шелкового камзола, принадлежащего Петру I.

_DSC0263.jpg

Марина Владимировна, реставратор тканей – довольно редкая профессия. Где нужно учиться, чтобы получить ее? Как вы попали на работу в Эрмитаж?

Сейчас есть много художественных вузов и курсов, которые готовят реставраторов, в том числе по тканям, а 30 лет назад этого не было. Я окончила Ленинградское высшее художественно-промышленное училище им. В.И. Мухиной (сейчас оно называется Санкт-Петербургская государственная художественно-промышленная академия им. А.Л. Штиглица), кафедру текстиля. Собиралась быть художником. В Эрмитаж меня привела подруга, и я оказалась в Лаборатории научной реставрации тканей, которая существует в музее с 1938 года. Изначально здесь занимались реставрацией знамен, потом стали работать с одеждой, шпалерами, коврами, конской упряжью и самыми разнообразными археологическими тканями. Своей профессии я училась в основном у старших коллег.

Если попадаешь в Эрмитаж – это становится частью твоей жизни, и ты уже не мыслишь, как можно жить по-другому. Мы можем производить на других странное впечатление. Кто-то думает: ну что в этом куске старой ткани можно найти? А для нас это не ветошь, а целый космос! Мне нравится докапываться до сути: расправлять, очищать, узнавать, какие нитки использованы, как сделан рисунок. У нас работает хороший коллектив, люди разных поколений, и у каждого горят глаза. Любовь к профессии – это то, что нас объединяет. И мне кажется, что именно в нашем отделе научной реставрации и консервации самая интересная работа.

Вы только что завершили реставрацию камзола Петра I. Расскажите, пожалуйста, чем была примечательна эта работа?

В Эрмитаже хранится коллекция мужского костюма первой четверти XVIII века под названием «Гардероб Петра I». Это знаменитая коллекция, в ней около 300 предметов – от простых до изысканных: парадные костюмы, жилеты, военные мундиры, халаты и другая одежда царя. Эти вещи часто путешествуют по выставкам, их любят. В 2017 году на большой реставрационной выставке «Эрмитажная энциклопедия текстиля» был частично показан гардероб Петра I. На ней был представлен шелковый камзол, по сути, это один из ранних образцов западно-европейского костюма в эрмитажной коллекции. Он сшит из шелкового муара розового цвета на красной подкладке, с серебряными обтяжными пуговицами, отделан серебряной нитью – достаточно элегантный и красивый. Но состояние его было довольно плачевным, несмотря на то, что в 1956 году он прошел реставрацию в нашей мастерской. В то время существовала своя методика реставрации музейных тканей, когда старинные вещи укрепляли при помощи клея. Под ткань камзола был подложен тюль, пропитанный клеем. Это была достаточно сложная и кропотливая работа, но если бы ее не провели, сейчас вместо камзола остался бы прах. Мне пришлось взять эту хрупкую вещь, ткань которой больше напоминала высохшую бумагу, и кусочек за кусочком ее реанимировать.

ЭРТ-8393_(01) копия (1).jpg

ЭРТ-8393_(01) копия.jpg
Фото камзола Петра I предоставлено Государственным Эрмитажем. 

Как вы определяете методику реставрации?

Что-то мы можем определить сами, когда же затрудняемся – обращаемся к химикам, физикам и другим узким специалистам: в Эрмитаже большая научно-техническая база и экспертиза. Обязательно обсуждаем предложенные методы на реставрационных комиссиях. На них собираются разные специалисты – и реставраторы, и научные сотрудники, и хранители. Если есть необходимость, приглашаем коллег из других музеев. Не всегда решение приходит сразу, иногда нужно взять паузу, посмотреть на вещь с разных сторон. Поиск методики – процесс творческий.

При реставрации камзола мне надо было сохранить все швы и все, что было сохранено 60 лет назад предыдущими коллегами. Ведь самое важное правило реставратора – не навредить. Работа началась с самой простой детали – накладного клапана для кармана. На этом фрагменте была отработана вся методика. Был удален старый реставрационный материал, проведена очистка, подобрана дублировка – на комиссии обсуждали, какую ткань использовать. Выбор был сделан в пользу нескольких тканей разной плотности и по-разному окрашенных. Мы добились эффекта, когда это стало похоже на муар. Дальше мы опять использовали клей, потому что шить ветхие клочки больше невозможно, применяли и разные страховочные материалы. Конечно, было сложно работать с таким большим предметом, но все сложилось удачно.

Где теперь находится обновленный камзол?

Сейчас камзол передан хранителю. Он будет выставлен в Реставрационно-хранительском центре «Старая деревня» в «Галерее костюма». Это территория открытого хранения. В 2022 году там будет проходить выставка, посвященная юбилею Петра I – на ней представят большинство костюмов, которые у нас есть.

_DSC0325-1.jpg

_DSC0337.JPG

Марина Владимировна, не страшно ли брать в руки такие исторические вещи? Возможно ли через них почувствовать личность, особенно государственного масштаба?

На самом деле почувствовать можно, несмотря на большую дистанцию во времени и множество вмешательств. Бывает, что вещь находится у тебя в работе, а у тебя не складываются с ней отношения. И не потому, что не умеешь, а что-то не дает, как будто она живая. Я помню, когда начинала здесь работать, мне достался предмет из коллекции Петра – это была куртка из льняной ткани, достаточно простая, но очень изящная. Местами ее поела моль, и мне надо было аккуратно заштопать эти дырочки, мне показали как. Надо было подобрать материал, свой шов, частоту стяжков и т. д. И я помню, что тогда впервые почувствовала этот вековой запах – у меня были мурашки по спине. Я поняла, что это носил царь Петр, это его личный предмет. Конечно, этот трепет не пропал и сейчас. И это то, что меня раз за разом вдохновляет в работе.