Луиза Бродт: «Арктическая научная дипломатия поможет развивать позитивный диалог между Россией и США»

Назад

Луиза Бродт: «Арктическая научная дипломатия поможет развивать позитивный диалог между Россией и США»

Магистр экономики, выпускница, а ныне старший преподаватель экономического факультета Новосибирского государственного университета Луиза Бродт в прошлом – потанинская стипендиатка. В настоящее время она занимается арктическими исследованиями, ее научные интересы включают развитие нефтегазовых проектов на арктическом шельфе и вопросы энергетической безопасности арктических стран. Интерес к Арктике открыл перед молодой исследовательницей широкие возможности: Луиза окончила магистерский курс «Меняющаяся Арктика» Университета Осло летом 2016, получила грант Норвежского Исследовательского Совета для участия в программе Arctic Frontiers Emerging Leaders-2017, а в 2017-2018 годах стала стипендиатом нефтяной компании British Petroleum. В 2017 году она признана победителем международного форума «Арктика. Сделано в России», это позволило пройти стажировку в Министерстве экономического развития России, а также попасть на Всемирный фестиваль молодежи и студентов в Сочи. Луиза активно принимает участие в различных международных арктических проектах в Финляндии, Швеции, США.

Луиза, благодарю за то, что вы откликнулись и согласились дать интервью специально для Фонда Потанина. Скажите, пожалуйста, почему Арктика? Чем был вызван этот интерес?

Я родом из Узбекистана, и этот вопрос получаю довольно часто, ведь можно было бы исследовать Центральную Азию, например, где я знаю языки и понимаю регион. В школе, класса с 6-7, я знала, что буду учиться в университете в России, родители меня готовили к поступлению в НГУ. Так я оказалась в Сибири. Учеба в Новосибирском университете сложная, в бакалавриате из-за больших нагрузок иногда нет времени задуматься, чем ты хочешь заниматься в будущем. На первых курсах я успела написать работы на разные темы, одна из них была по ресурсной ренте. Тогда я подумала, что интересно было бы изучать что-то из области экономики природных ресурсов. В магистратуре я серьезно задумалась над темой диплома и решила писать про развитие инфраструктурных проектов и механизмы их финансирования. Я выбрала два проекта и раздумывала, включать ли третий, арктический. Кстати, тут определенную роль сыграла Стипендиальная программа Владимира Потанина. Когда на первом курсе магистратуры – это был 2014-2015 год, я узнала о стипендии, то решила попробовать свои силы и начала заполнять заявку, которая, к слову, достаточно объемная. Помимо мотивационного письма нужно было написать научно-популярное эссе на тему предполагаемой магистерской диссертации. Заявка закрывалась в октябре, и у меня был сентябрь, чтобы изучить информацию по теме, на этом этапе я подумала, что можно написать про все три проекта, включая арктический. В тот год «потанинку» выиграть не удалось. Хотя мне казалось, что я хорошо проявила себя во время деловой игры. Через год я снова подала на «потанинку», прошла в финал и получила стипендию. Конечно, это было приятное чувство. Значит, все возможно, надо просто работать над собой.

Тогда же, в феврале 2016 года, я увидела отбор на форум «Арктика. Сделано в России» от Росмолодежи и решила попробовать свои силы, раз моя работа частично связана с Арктикой. На площадке форума участники решают бизнес-кейсы и слушают лекции экспертов. В тот год кейс был от Газпромнефти по разработке газового месторождения на арктическом шельфе. На форуме были студенты со всей России, в каждой команде – нефтяники, экологи, геологи, экономисты, мы должны были придумать решение кейса за неделю. Моя команда не выиграла, но я очень вдохновилась участниками и арктической темой в целом. Через год я снова подала заявку на форум, и в 2017 году мы победили. Вот так интересно повторился сценарий «потанинки». В 2020 году меня пригласили на форум уже в качестве консультанта, я помогала участникам на площадке решать кейс. Если бы мне кто-то сказал в 2016-м, что через 4 года я буду сама в роли ментора, то я бы, наверное, не поверила.

Получается, вы экономист, связанный с ресурсами?

Да, мое направление в аспирантуре – «экономика природопользования». Я также веду и одноименный курс для бакалавров экономического факультета НГУ. Принято разделять экономику природопользования на экономику окружающей среды (Environmental Economics) и экономику природных ресурсов (Natural Resources Economics). Мне всегда была интересна именно экономика природных ресурсов: теория, модели, экономическая оценка ресурсов. Мой исследовательский фокус – Арктика, но эти вопросы интересно изучать и в других регионах: в Южной Америке, в Африке, в каждом из них своя специфика, свои проблемы. Арктический регион, конечно, приковывает особое внимание ученых со всего мира, климат в Арктике интенсивно меняется, и происходящие экологические изменения оказывают существенное влияние в международном масштабе. Когда исследуешь Арктику, нужно принимать во внимание факт междисциплинарности, необходимо знать много вещей из смежных областей. Например, я сейчас пишу про нефтегазовые проекты на арктическом шельфе, и мне нужно знать что-то из морского права, например, статьи морской конвенции, хотя это область юристов и международников. Я часто советуюсь с коллегами геологами-нефтяниками, экологами по каким-то вопросам, это все дико интересно исследовать. Ну и, конечно, Россия и Арктика связаны неразрывно.

Недавно вы стали участником Стэнфордского форума для работы над проектом об Арктике. Могли бы вы пару слов сказать о самом форуме – для чего он? И трудно ли было участвовать?

Стэнфордский российско-американский форум (Stanford US-Russia Forum) – это международная программа для молодых ученых из России и США. Участники в течение года работают над исследовательским проектом, посвященным вопросам российско-американских отношений, где предлагают пути решения общих проблем двух стран. О программе я узнала от друга, он был участником несколько лет назад. Отбор на форум достаточно жесткий. На первом этапе в заявке необходимо было ответить на множество вопросов про себя и свои исследования, а также на вопросы про отношения России и США. Это интересно – мне нравятся задачи, которые заставляют напрячь мозг, поискать нестандартные решения. Где-то за месяц до этого я прочитала книгу губернатора Аляски У. Хикла «Модель Аляски – возможности для России». В ней описываются позитивные и негативные уроки управления штатом, учесть которые было бы весьма полезно для российской Арктики. Я отправила заявку и прошла первый этап. На втором этапе нужно было написать два эссе. Этот этап выпал на август 2020 года, и мне пришла тема эссе: «Представьте, что сейчас лето 2021 года. Россия и США намерены провести двусторонний саммит в постковидном мире. Президенты США и России поручили вам подготовить повестку встречи». Учитывая, что саммит в июне 2021 действительно состоялся, я как раз проверила, насколько мои мысли были актуальными. В эссе тогда я написала о том, что США необходимо вернуться в Парижское Соглашение (они это сделали в феврале 2021), а также отметила, что важно обсудить вызовы, которые возникают у двух стран в арктическом регионе (это президенты тоже обсудили). И последним, третьим этапом было интервью с руководителями программы. Мне понравилось, что ею руководят бывшие стипендиаты SURF. Форуму в этом году будет 13 лет.

Так я попала в рабочую группу Arctic Policy (Арктическая политика), в моей группе социоантрополог из Йельского университета, исследователь-политолог и даже лейтенант-командир из береговой охраны США на Аляске. В нашем проекте мы решили исследовать концепцию арктической научной дипломатии. Сама концепция достаточно молодая, она, по сути, использует инструменты, альтернативные классической дипломатии, и возникла вследствие стремительного роста влияния науки и научного сотрудничества на внешнюю политику государств. Мы сейчас собираем данные, проводим интервью с арктическими исследователями из США и России. Хотим изучить, как создание общих научных знаний (production of scientific common knowledge) в Арктике поможет построить основу для улучшения дипломатических отношений двух стран.

Как проходит работа над проектом? Каким должен быть результат?

Итогом годовой работы будет статья в научном журнале, но у нас впереди еще много работы. В этом году все проходит онлайн, своих одногруппников я вижу только на экране. Работа над статьей – трудоемкий процесс, мы долго разбирались с теорией и кейсами, вся работа идет на английском языке. Статью мы должны закончить этим летом, потом ее будут рецензировать выпускники SURF и преподаватели Стэнфорда, и в сентябре она будет опубликована, если успешно пройдет рецензирование.

Помимо работы над проектом вы преподаете в НГУ. Как удается совмещать научную и преподавательскую работу? Как вы чувствуете себя в роли педагога?

Когда я поступила в аспирантуру в 2016 году, мне предложили вести семинары для бакалавров. Я тогда всерьез не задумывалась об этом, но решила попробовать. Работа преподавателя мне нравится. Когда я сама была студентом, на занятиях думала о том, как бы объяснила ту или иную тему, когда кто-то в аудитории или я сама не понимала чего-то. Еще в университете не всегда можно дать оценку какому-то курсу или оценить работу преподавателя в конце семестра. Поэтому, начав преподавать, стараюсь особенно внимательно относиться к обратной связи от студентов. Но надо признать, что преподавание отнимает много времени и энергии, если готовиться к занятиям тщательно, продумывать детали.

У меня еще был небольшой, но очень важный для меня опыт – я преподавала экономику школьникам 10-11 класса в лицее № 130 им. академика Лаврентьева, там учатся очень умные дети. И это был большой вызов, потому что студенты – это одно, а школьники – совсем другое. Школьники требуют, чтобы все всегда было максимально понятно и просто изложено. Если ты вдруг говоришь чуть более сложно и мудрено, то контакт с ними сразу теряется. Студенты хотя бы будут записывать за тобой, потому что им завтра сдавать экзамен, а вот внимание школьника удержать намного сложнее.

В 2019 году меня пригласили поработать экспертом в региональный образовательный центр «Альтаир», который готовит детей в центр «Сириус» в Сочи. Я должна была подготовить несколько лекций об Арктике, а также помочь ребятам с их научными проектами. Мне очень понравилось работать с детьми, которые серьезно интересуются Арктикой уже с самого детства. Они хорошо знают историю, у них много интересных вопросов. Я тщательно готовилась к этим лекциям. Считаю, что к разным аудиториям должны быть разные подходы, свои фокусы в лекциях. Преподавание мне нравится еще и поэтому.

Как вы считаете, каким должен быть преподаватель университета 21 века? Есть ли у вас идеи, что нового стоит ввести в процесс современного образования, а от чего отказаться?

Я думаю, что преподаватель в первую очередь должен быть готов постоянно учиться. Потому что как только у тебя появляется чувство, что ты знаешь все и сейчас всех всему научишь, это шаг назад. Я читаю семестровый курс, который идет с сентября по декабрь. И каждый август я готовлюсь, открываю лекции предыдущих лет и могу найти что-то неактуальное, где-то нужны свежие данные, новые примеры. То, что я читала в 2016 и в 2020 – это порой две разные лекции. Я не сторонник идеи, что нужно глобально менять систему. Я считаю, что изменения нужно начинать с себя, со своего курса. Если студенты уходят от тебя с новыми актуальными знаниями – это уже хорошо, значит, ты уже что-то меняешь. И еще хорошо бы учить школьников и студентов не только индивидуальной, но и групповой работе. Я поняла это на собственном опыте, поскольку часто принимаю участие в различных проектах, в которых почти нет индивидуальных задач. Умение работать в команде – очень важный навык. В школе я давала много групповых заданий ребятам. Они поначалу удивлялись, как же я оценю каждого отдельно. Очень интересно смотреть, как твои ученики меняются, работая в группе, учатся слушать друг друга, учатся делиться своей экспертностью, но не «задавливают» ею.

А чему научила вас потанинская программа?

Когда у меня брали интервью в НГУ после второй «потанинки», я говорила: здорово, что я не победила в первый раз. Именно это дало мне толчок к развитию, к личным переменам. Это был ценный опыт.

Мне понравилось участвовать в потанинских отборах, потому что, по сути, финальная бизнес-игра и ее этапы – это мини-модели жизненных ситуаций. Ты всегда можешь заранее сделать красивую презентацию, выучить речь, одеться, чтобы произвести правильное впечатление, прокрутить в голове все возможные вопросы. Но если вы бегаете все в одинаковых футболках c 9 утра до 6 вечера, у вас каждые полчаса новое задание и новый состав команд, то твой инструмент – только ты сам, твои накопленные знания, твое умение общаться с людьми, быстро адаптироваться к изменениям. При этом важно проявить лидерские качества и сработаться с командой, прислушаться к каждому и выбрать правильное решение. Это и есть жизнь.

Часто встречаю «потанинцев» на различных форумах и площадках – мы всегда на одной волне. Это здорово, что есть такое мощное сообщество. Я слежу за Фондом, подписана на ваши новости.

Что бы вы могли пожелать современному студенту?

Я бы пожелала не ставить себе никаких границ и рамок в плане образования и развития – их просто нет. Даже сейчас, когда мир закрыт, все равно существуют платформы и другие возможности для получения знаний. Сейчас я участвую параллельно в двух летних школах, одна – по Арктике, а другая по совершенно новой для меня теме – мне пришлось подготовиться, чтобы туда отобраться. Считаю, что надо не бояться начинать что-то новое, интересоваться и спрашивать. И я всегда стараюсь рассказывать своим студентам о дополнительных возможностях, про конкурсы, школы, о том, где еще можно получить интересные и актуальные знания.