Катерина Трошина

Назад

Катерина Трошина

трижды потанинский стипендиат, выпускница факультета высшей математики и кибернетики МГУ имени Ломоносова, глава IT компании по производству наукоемкого программного обеспечения

Стипендию я получала три раза: в 2003, 2004 и 2005 году. На отбор попала случайно. Увидела объявление, где говорилось что-то вроде «Если у вас в зачетке одни пятерки, и вы хотите выиграть прибавку к стипендии в полторы тысячи рублей, приходите…». У меня были пятерки, и я была не против пропустить лекции. Первый тур показался простым и прошел «на ура». Второй, отборочный, был интересным и веселым. Словом, я выиграла.

Чем стала для меня стипендия? Прежде всего, серьезным материальным подспорьем: с момента поступления в МГУ я старалась обеспечивать себя сама, и деньги от стипендиальной программы составляли треть моего бюджета. В какой-то момент победа в конкурсе дала уверенность в том, что у меня есть лидерские качества, и я умею убеждать людей. И хотя для меня это не было новостью (я с детства водила за собой весь класс), потанинская программа мои лидерские способности окончательно подтвердила… Кроме того, «потанинка» дала мне много друзей, ярких и особенных, с которыми мне было интересно, комфортно, и с которыми мы до сих пор вместе. Ребята твердо знали, чего хотят, у них было постоянно желание что-то делать, творить, создавать.

Сейчас у меня свое дело – компания по разработке наукоемкого программного обеспечения. Это не то, чем пользуется массовый потребитель, а так называемое системное программирование: программы для программистов и ИТ-специалистов. В их основе лежат достаточно сложные алгоритмы. И я, и мои партнеры – мы вышли из академической среды. Мечтали, чтобы знания, которые получили, можно было применить в жизни и в бизнесе. Продукты, которые мы делаем, позволяют монетизировать научные знания. В каком-то смысле, мы делаем шаги по целине. Когда начинали семь лет назад, люди вообще не понимали, о чем идет речь. Примерно год мы потратили на то, чтобы познакомить рынок со своим продуктом: показывали западные аналоги, рассказывали, зачем это нужно, как этим пользоваться. Сейчас рынок готов, но все равно в этой сфере мы пока в позиции догоняющих. Какая польза от твоих исследований? Кто их у тебя купит? Как ты это представишь людям? Этими вопросами наши ученые только начинают задаваться, в отличие от тех же США. А мы задаемся другим вопросом: почему все хвалят русских программистов, но наше программное обеспечение, мягко говоря, не покоряет мир? Чем мы хуже? Как выйти на мировой рынок и продавать программы, а не только нефть? Хочется решать такие проблемы. Пусть на своем, маленьком, локальном уровне, но мы верим: если каждый будет прибираться перед своим домом, у нас будут чистейшие улицы.

Тем, кто сейчас подает заявки на стипендию, я желаю победить и идти с этими удивительными людьми по жизни, опираться на них. Это очень «свои» люди, близкие по духу, энергичные, разные. И еще один совет – не задаваться. Стипендия – не повод задирать нос.