Заходя на наш сайт, вы автоматически оставляете администратору свои пользовательские данные в целях функционирования сайта и проведения статистических исследований. Продолжая работу с сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку пользовательских данных.

Юлия Глазырина

Назад

Юлия Глазырина

заведующая отделом природы Пермского краеведческого музея

Заведующая отделом природы Пермского краеведческого музея Юлия Глазырина любит свою работу за междисцплинарный характер, творческую свободу и в то же время чрезвычайную системность – сочетание, которое возможно, пожалуй, только в естественнонаучном музее. Давно доказано, что, если любишь свое дело и делаешь все от тебя зависящее, успех неизбежно будет сопутствовать. Вот лишь некоторые достижения Юлии и Пермского краеведческого музея:

- Гран-при фестиваля «Интермузей» (2013);
- Лауреат премии «Посол Пермского края» (2015);
- Лауреат Премии Пермского края в сфере культуры и искусства, проект «Музей пермских древностей» (2010), проект «Детская палеонтологическая конференция» (2016);
- Победитель конкурса программы «Меняющийся музей в меняющемся мире» Благотворительного фонда Владимира Потанина, проект «Открой пермский период!» (2013) ), проект «Добро пожаловать в Антропоцен!» (2017) – оба признаны одними из лучших реализованных проектов в своем цикле;
- Победитель конкурса «Музейный десант» программы «Музей без границ» Благотворительного фонда Владимира Потанина (2016, 2018).

Юлия окончила географический факультет Пермского государственного университета и Московскую высшую школу социальных и экономических наук (направление подготовки «Менеджмент в сфере культуры»). В настоящее время обучается в аспирантуре Пермского университета по направлению подготовки «Науки о Земле».

Юлия, почему география? Чем привлекла вас эта наука?

Кому-то может показаться, что география – наука несовременная, «задремавшая» после Паганеля. Но стоит вспомнить о том, что, во-первых, география – очень системная наука, комплексно исследующая сложный мир геосфер и их современных изменений. Во-вторых, кто, как не географы, решают десятки прикладных задач, которые помогают нам ежедневно: создают геоинформационные системы (например, Яндекс-карты), прогнозируют погоду, изучают миграции… Этот системный, планетарный подход очень помог мне в настраивании точной музейной оптики.

И как был совершен переход с геофака в музей?

Я пришла на работу в музей в 2009 году, на следующий год после окончания Пермского университета по совету Георгия Анатольевича Воронова, биогеографа и эколога, основавшего два заповедника и кафедру биогеоценологии и охраны природы. Мне как-то сразу было оказано доверие, и в то же время я получала огромную помощь от коллег – всех, кто пришел в музей раньше меня, проникся его духом, уже во всем разобрался. Я искренне благодарю Ларису Жужгову, Елену Меркушеву, Ольгу Юдину, Татьяну Вострикову, Сергея Островского, Юлию Арсланову и всех, кто сделал возможным Музей пермских древностей, небольшое подразделение Пермского краеведческого музея, которое имеет смелось говорить легко о миллионах лет позади и впереди. Музей пермских древностей был открыт в 2011 году в небольшом пространстве 500 кв. м., но сразу получил внимание и признание. Это можно объяснить тремя факторами: огромным интересом детей к палеонтологии, всемирной известностью пермского периода и тем, что нам помог Стивен Спилберг. Конечно, юрский период – не пермский, да и динозавров у нас не было. Но безграничный интерес к прошлому Земли – это то, что делает естественнонаучный музей диалогом открытий.

Над какими проектами вы сейчас работаете?

Наконец-то у Пермского краеведческого музея появилась возможность опробовать в долгосрочном аспекте все наработки, которые мы тестировали в проектных форматах – в настоящее время мы работаем над концепцией и экспозицией нового музея «Пермский период», который планируется к открытию в 2023 году в пространстве Завода Шпагина. Этот культурный кластер, расположенный по стечению обстоятельств в исторической части города и именно в том месте, где Родерик Мурчисон, первооткрыватель пермского периода, вел исследования. Новый музей впитает все успехи Музея пермских древностей и учтет все, что у нас не сразу получалось. Но, главное, этот музей будет существенно более широко интерпретировать то, что мы понимаем под «пермским периодом». Безусловно, пермский период в контексте геологии – явление всемирное, навсегда включенное в календарь планеты Земля. Вместе с тем, опыт проекта «Открой пермский период!», поддержанного Фондом Потанина в 2013 году, убедительно говорит о том, что необходимо учитывать междисциплинарные компоненты, смотреть не только в прошлое, но и выстраивать на его основе настоящее и будущее.

Вы дважды становились победителем конкурса «Музейный десант» на участие в стажировках. Что дал вам этот опыт?

В 2016 году мы с пятью коллегами из регионов России принимали участие в очень вдохновляющей и необычной поездке во Францию с темой стажировки «Современное искусство в традиционном музее». Программа начиналась со знакомства со столичными практиками, наиболее впечатляющей из которых стала реновация Музея охоты и природы, очень точно оформившего нишу своего желаемого влияния и целевой аудитории. Именно с этой стажировки началось наше глубокое понимание того, как художники, тонко ощущающие мир, и в то же время очень прагматичные, так как существуют в условиях рынка, могут увидеть источник вдохновения и интерпретации не только в социальных, экономических или политических контекстах, но и в природных. Этот опыт стал для меня в некотором смысле точкой отсчета проекта «Добро пожаловать в Антропоцен!». Проект исследует новые модели работы естественнонаучного музея: от проведения экологического аудита зданий до вовлечения ученых и современных художников в интерпретацию коллекций. Ведущие естественнонаучные музеи по всему миру стремятся снизить свой экологический след, пересмотреть подходы к формированию коллекций, найти новые формы сотрудничества с учеными и посетителями. Разумеется, эти изменения не происходят мгновенно и требуют определенного горизонта планирования. Некоторые результаты проекта мы внедряем в филиалы музея уже сейчас, другие наметили в среднесрочной перспективе. И мы очень рады, что наш, в некотором смысле, пионерный опыт оценили коллеги на комитетах Генеральной конференции Международного совета музеев ИКОМ, которая состоялась в Японии в сентябре 2019 года.

В 2018 году Фонд Потанина поддержал мою заявку на индивидуальную стажировку с условной темой «Устойчивое развитие». На примере геопарков ЮНЕСКО «Верхний Прованс» и «Люберон» на юге Франции я получила возможность познакомится с моделями развития территории, предполагающими системное и комплексное, неразрушающее, ответственное природопользование, основанное на балансе природных и социокультурных возможностей территории. Важно отметить, что геопарки ЮНЕСКО – в первую очередь, объекты, представляющие геологическое наследие территории непосредственно на месте его «действия», in situ. Вместе с тем геопарки – не заповедники, это огромные территории, где живут люди, порой даже не зная, что они находятся в геопарках. Опыт того, как совместить природные ресурсы и традиционные производства, превратив их в работающую социально-экономическую модель, конечно, не может быть внедрен мгновенно в нашу работу. Но это прекрасный пример того, какой может быть модель интерпретации пермского геологического периода, единственного, открытого в России. Так называемое «главное пермское поле», где породы пермского периода выходят на поверхность – источник развития туризма, предмет интереса науки и основа для многих производств в прошлом и настоящем Пермского края. Кроме того, музеям очень важно не замыкаться в пределах своих стен, потому что изменения, в том числе и экологические, происходят с огромной скоростью.

Что бы вы могли сказать своим коллегам-музейщикам из других городов?

Мне представляется очень важным не бояться мечтать! Это не всегда просто, ведь мы сталкиваемся ежедневно с целым комплексом типовых проблем: неприспособленные для музеев здания (которые несут целый комплекс материально-технических и логистических проблем), короткие календарные сроки планирования и финансирования, да и, если честно, невысокие зарплаты. Вместе с тем, музеи обладают таким мощнейшим базисом, как коллекции, которые в эпоху цифрового мира и «постправды» делают нас, может быть, «последними бастионами честности». Кроме того, музеи обладают огромным кредитом общественного доверия и могут выстраивать коммуникации с самыми разными аудиториями, не только формулируя готовые ответы, но и задавая правильные вопросы. В конечном счете мы обычно получаем то, о чем мечтаем, пусть и не сразу, и не всегда в той форме, которую ожидали. Поэтому ставить нужно только значимые цели – независимо от того, большие они или маленькие в контексте. А после – мечтать об их достижении, но и помогать своим мечтам сбываться.

DSCF9574.jpg

Фотограф: Марина Дмитриева для проекта «Пермь в лицах»